Свеча горела на столе, свеча горела...

К списку статей


В это трудно поверить даже мне самой, но 20 лет назад я училась у Юрия Радовича Лиходеда, как и сейчас, молодого, цветущего, усатого, только значительно более строгого. И преподавал он непростую, но необходимую для начинающего лингвиста науку "Введение в языкознание", рассказывал обо всем том, чему потом еще 5 лет меня доучивали Наталья Николаевна Логвинова, Александр Анатольевич Соколянский, Елена Михайловна Гоголева.

40 или 50 (неважно!) вопросов накануне моего первого экзамена убеждали, что понять и, главное, запомнить все это невозможно, что идти, чтобы вскоре скорбно уйти не стоит, что нет вопроса, который бы спас положение, что только фонетическая (не фонематическая, упаси Боже!) транскрипция внушает надежду:

Декабрьский вечер. Как очутилась на экзамене в числе последних не помню. Помню билет: в нем, конечно же, был невостребованный никем вопрос о фонеме, обобщенной и абстрактной единице некоего уровня языка. Слишком обобщенной и непостижимо абстрактной для студента первого курса. 48 вопросов отступили и отпустили; в голове забрезжили ответы, и тут: погас свет. НАВСЕГДА. Дилемма: продолжать (бредовый - от слова "брести") экзаменационный путь во тьме или прийти в другой раз? Но второй раз - не осилить! Коллегиально решили - продолжать. ПРИ СВЕЧАХ!


Мело, мело по всей земле, 
Во все пределы. 
Свеча горела на столе, 
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
летит на пламя,
Слетались мысли и слова
К не Замдекану.

Метель лепила на стекле
Транскрипций знаки.
Свеча горела на столе,
Как знаний факел.

На озаренный потолок
Ложились тени,
И порождал мой монолог
Судьбы скрещенья...

Минуло 20 лет. Мы породнились: я - фонема - лексема - морфема, мой декан и все-все недосягаемые Учителя, ставшие моими коллегами. А воспоминание о первом экзамене при свечах - одно из самых светлых.

Самойлова Ю.В.
доцент кафедры русского языка,
кандидат филологических наук